о «Танцующем Верблюде»

Сидровые посиделки с аксакалом Ау, подкаст о крафтовом пиве в Великом Нижнем и летняя жажда, до отказа раскрученная немыслимыми результатами матчей ЧМ2018 по футболу, навели меня на мысль о Dancing Camel, 1-ой микропивоварне в Израиле, официально зарегистрированной в ваших интервебах. Накапаю об этом пару фактов, возможно для всеобщей пользы, а может и в качестве освоения новой профессии, нужда в которой всё актуальней и острей.

В начале моей дизайн-карьеры один непрезентабельного вида хам из Телябы выдал наводку на понтовое место с пивом, где, сказал, его варят прямо на месте. Из далёкого прошлого всплыл образ стильного BrewHouse на улице Ротшильд, где прекрасно готовили на офицерскую зарплату, а также варили 3 вида жидкого хлеба: светлое, тёмное и муншайн. Последнее отличалось красным оттенком, что сразу подкупало, вкус также не подкачал. Оказалось, что это место тусовки всяких программистов, я демобилизовался, и денег перестало хватать на разносолы на много лет вперёд.

Город Апельсиновых Кущ стал мне пристанищем по рекомендации того же легендарного Ау, самой нерешаемой проблемой которого было его абсолютная недоступность для молодых подкаст-маргиналов без автосредства по выходным или в ночные часы. Dancing Camel, несмотря на своё расположение в бывшем авторемонтном цехе, в прогорклом районе, где вас могут пырнуть из страха или внезапного глюка, оказался идеально расположен, прямо напротив автобусной остановки со всеми маршрутами в нашу сторону. Внутри пивоварни всё говорило о том, что основатели секут фишку: натянутый косой парус (он же экран для трансляции американских видов спорта и другого трэша), огромные, начищенные цистерны для пивоварения, 2 мишени для метания дротиков, стойка и сидячее место посреди зала. Пост-индустриал и нью-средневековье, ей-ей! В глаза бросался невиданный для пивнухи простор и исключительность завсегдатаев: американоязычные ортодоксальные и русскоязычные неформальные. Сортов пива в памяти не осталось, всё бралось по цвету и вкусу, употреблялось кувшинами-питчерами. Врать не хочу, но, кажется, именно там я ознакомился с понятием «хэппи-ауэр».

Отдельное упоминание — встреча с Дэвидом Коэном, владельцем и пивомайстером. Он втолковал мне важность ингредиентов в сортах своего пива, особенно финикового мёда (или «силан» по-местному). Более того, я даже был готов согласиться с добавлением острых специй и мяты, и всё по одной причине — репатриировавшись в Израиль, Дэвид тоже пожил «на территориях» (наш!), в Бейт-Эле. Представляете? Человек варит пиво и неимоверно близок тебе по идеологии, в самом центре Телябы! Проговорил с ним около полутора часов кряду, пока меня не нашли люди, с которыми, как оказалось, я пришёл ранее и так ничего и не выпил. Рассказ Дэвида удивил меня ещё и тем, что в нём не было ничего общего с той басней, которую толкнул о нём непрезентабельный хам. Хам затирал, что пивовар является потомком семьи, издавна промышлявшей браконьерством и самогоноварением вискаря, непримиримой к власти штата и чужакам. Юный Дэвид смолоду рос в алкогольных парах и к совершеннолетию решил уйти в десантуру — проветрить сознание. Как выяснилось позднее, ещё и заработать на билет, потому как прямо по факту дембеля он отверг пути отцов, свалил в Израиловку и открыл тут пивоварню.

К этому моменту Dancing Camel стал отправной точкой созидания и пополнения сил для костяка Радио 70% тех времён. Здесь были с пеной отпразднованы дни рождения 70%, собраны экстренные сходки по вопросам групповой радиодинамики, записаны отличные подкасты, вышкой каковых является интервью с солистом группы идиш-металистов GEVOLT. В этой пивоварне я получил свой первый и единственный заказ на дизайн логотипа, с которого и начался стремительный закат данного места в нашей жизни. На улице шёл дождь, и заказчики логотипа, оплатив работу и часть выпитых кувшинов, уехали, а за ними и я с бразером, каждый в свою сторону. В следующий раз, недовольно осматривая застеклённое разделение пивоварни на переднюю часть (бар, открытый в шабат) и производственный сектор (типа, кошерное место), получаю предъяву от тусклого бармена о неоплате части счёта в дождливый день. Всё бы ничего, да только зачем такое говорить в присутствии моих знакомых? Было неловко и стыдно, а потом ещё и у телячьей сосиски повысилась цена и вкус стал, как у бумаги. Даже появление фирменных бутылок и новых сортов не остановило опечаленного чаймастера от остракизма.

Последнее доброе воспоминание о пивоварне связано с проводами добрейшей подруги из Великого Нижнего, решившей в далёкие 10-ые, на свой страх и риск посетить нашу джамахирию. Ей ВСЁ здесь понравилось, и в ответ на это захотелось порадовать девушку на отлично, потому как впереди ждали долгие и изнурительные проверки по безопасности в аэропорту. Пиво пришлось по вкусу, место и музло впечатлили и мы вскладчину раскошелились гостье на чёрно-красную пивную майку с вальсирующим кораблём пустыни и древнееврейскими буквами. Так к ней потом в поезде компании РЖД омоновцы прицепились, всё спрашивали чего у ней на майке по-арабски написано против разрешённого порядка вещей.

Спустя восемь лет, в пабе «Каска», в Кфарсабовке, за неимением иерусалимского эля, рискнул (после долгих уговоров) попробовать новый, верблюжий Doc’s Green Leaf IPA и был удивлён зело. После стольких лет — сразу в «десятку». Мало того, удачно раскопав тот же ИПА в ларьке на взморье и вкусив его в раскалённый полдень, убедился в серьёзности намерений первой микропивоварни в Израиле восстановить свою репутацию в моих глазах. Спасибо всем дочитавшим до этой точки.

Опровержения вышеописанному вы найдёте на https://www.dancingcamel.com

подписка на канал Радио 70% t.me/radio70pro

Please follow and like us:
avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Похожие публикации